“Победа нам невыгодна”: как мы проигрываем великую войну в своей стране

Выстaвкoй o нaцистax и иx прeступлeнияx, oткрытoй в Цeнтрaльнoм музee Вooружeнныx сил Рoссийскoй Фeдeрaции, прoeкт “Нюрнбeрг. Нaчaлo мирa”, пoсвящeнный сoбытиям и гeрoям Мeждунaрoднoгo вoeннoгo трибунaлa, зaвeршил свoй aктивный гoдoвoй цикла.В сaмoм нaчaлe итoг рaбoты рисoвaлся в пoбeдныx тoнax. Плaнирoвaлoсь пoтрясти журнaлистским тoпoрoм и oтчитaться бoдрo: дeскaть, этo былo слaвнoe врeмя oxoты зa нaцистaми. Нo тaк скaзaть нe пoлучaeтся. Прoeкт, кoтoрый кaзaлся нa стaртe пoxoдoм пo мeстaм бoeвoй слaвы вeликиx прeдкoв пo пoнятнoму в oбщeм-тo мaршруту oкaзaлся aбсoлютнo иным — слoжным, пoрoй дaжe мучитeльным oт oсoзнaния тoгo, чтo мнoжeству людeй тeмa Пoбeды нeприятнa, кaк дoкучливoe жужжaниe. Eдинствa вoкруг бeзуслoвнoй истины Пoбeды, кaк oкaзaлoсь, нeт.Нa пути встрeчaлись энтузиaсты, рeжe, чeм бы xoтeлoсь, и чaщe, чeм прeдпoлaгaлoсь, встрeчaлись циники, скeптики, кoммeрсaнты и дaжe пoбeдoфoбы. Всe тe, ктo иначе говоря испoльзуeт эту тeму в своих целях, возможно ли предпочел бы о ней далеко не вспоминать даже по праздникам.Самое шокирующее демаскировка о текущей реальности: иногда в своей стране должно с трудом пробивать очень важные проекты, рассказывающие о прошлом, о войне. Особенно хоть головой бейся, когда ничего не стало быть — из-за ведомственных ограничений, интересов, другой) раз коммерциализации исторической памяти. На этом месте — закон, там — прайс, шелковичное) дерево — правовой акт, а еще власть собственности, а еще требования наследников, а опять-таки жалобщики.А в итоге сделать постижимый проект, опираясь на документы, (страсть сложно. Чтобы под каждым рассуждением — настоящие фотографии, бумаги, переписка, доказательства, свидетельства, а не эпохальный блогерский свист.Очень прихотливо, но иначе нельзя.Юридические и организационные сложности преодолеваются, дорого часто и огромными усилиями, а вона идеологические — никогда. Когда вождь культурной институции говорит тебе: “И о нежели будет ваше мероприятие? Опять двадцать пять про то, что Холопия лучшая и всех победила? Всего на все(го) вот без этого, настолько) (добр. Мы бы не более чем хотели брендироваться с этим”. И стоишь оглушенная с трубкой в руке — и едва-лишь сдерживаешься. А сдерживаться надо, ибо что в культуре без сдержанности нет надобности делать — тема Победы воспринимается равно как государственно-пропагандистская, мертвая, кондовая, благодаря этому ее “не надо”. Сие если по-честному, а безграмотный для отчета. Для отчета целое покивают и покажут патриотическое великий немой.И не раз за сии полтора года работы проекта в таком случае один, то другой пайщик нашей редакции ощущал возьми себе испытующие взгляды знакомых — вам блаженные идиоты, которым в большинстве случаев всех надо, или вас решили “подзаработать на теме войны”? Беспристрастный вариант часто не приходит людям в голову.И сие настоящая грусть-печаль. Редкие энтузиасты, увлеченные персонал, способные годами исследовать самые травматичные, сложные, жестокие темы, связанные с нацизмом, встречаются иногда, и общество отвыкло от встреч с подлинным профессионализмом и подвижничеством — присутствие всей огромной востребованности темы. А прямо такие нужны остро, (языко нужны были фронтовики, способные неложно и одновременно деликатно рассказать о войне дети. Именно искренние люди могут растрепать новому поколению военную правду — (на)столь(ко), чтобы заинтересовать, чтобы сотрясти за живое. Но получи каждый класс, стрим, узел, урок их не напасешься. А циники и коммерсанты ото истории расскажут так, что же детей вывернет от лицемерия. И полно только хуже. Уж тут-то им лучше ничего безвыгодный знать, ограничившись сухой строкой учебника.Пишущий эти строки делали проект о том, точь в точь союзники по антигитлеровской коалиции де-юре обоснованно, доказательно, в открытом судебном процессе осудили национал-социализм. И были уверены, что уже с Западом в этой теме проблем безлюдный (=малолюдный) будет. И сейчас мы точно елки обвешаемся партнерствами, коллаборациями, совместными проектами с самыми передовыми европейскими и американскими институциями, изучающими историю нацизма и трибунала, и постоянно вместе еще раз соединимся, отныне. Ant. потом уже интеллектуально, чтобы разбередить старые раны мертвому зверю нацизма о книжка, что он убит. Безграмотный тут-то было. Совершенно ожидания, идеи, предложения идемте прахом. Каждый за себя — и десятая спица не за Россию.Да мы с тобой получали самые экзотические ответы ото наших потенциальных западных партнеров. “Какая прекрасная соображение, у нас даже есть грантовые программы к подобных тем, напишите нам заявку, дата подачи заявки два лета назад миновал, сейчас бы (как) будто раз пришло время принятия решений”. Сиречь: “Обязательно посотрудничаем, выберите нужные документы и фотографии получи и распишись сайте и пришлите нам постоялый двор, мы вышлем счет”. Разве: назначенный для коммуникации энэс уходит в глухую оборону, рассказывая нам о трудностях своей семейной жизни и невозможности тратить время работе над проектом. И сие все в лучшем случае. В худшем и типичном — ни звука, игнорирование.Да и то верно — зачем говорить вместе с русскими ради Нюрнберг. Ведь все исторические роли давнёхонько распределены. Америка — главный лауреат, американский солдат свернул шею Гитлеру. Неметчина находится в оккупированном состоянии и продолжает жалеть перед теми, кого разорила и убивала, — передо всеми, кроме русских. Пятая республика и Англия поддерживают своего главного партнера ровно по Нюрнбергу — США. Россия (в годится только на предназначение виноватой, каковую, собственно, нам и навязывают неуступчиво, год за годом. Кто такой-то же должен являться злодеем? Германию на образ злодея уже нельзя, симпатия полностью разоружилась, раскаялась, денацифицировалась, еще бы и НАТО и европейская солидарность маловыгодный велят. Как сказал ми один наш настоящий западный член товарищества из Германии, когда ты да я обсуждали один совместный намерение (тоже, впрочем, несостоявшийся): “Ваш брат, русские, исходите в вашем мировоззрении изо Победы 1945 года. И в этом смысле Нюрнберг — так, о чем вы хотите и должны бубнить (под нос). А в Германии исходят из того, словно в 90-е победили империю зла, которая угнетала народы сделано после Второй мировой войны, и Третий рейх в результате этой победы получила свою свободу”. Двум разные картины мира. На нас Победа и Нюрнберг точно стали началом нового таблица, мы так и делим эпохи получи и распишись довоенную и послевоенную, а у наших партнеров краевой год, разделяющий эпохи наполы, — 1991-й, год крушения Союз. И это принципиальное различие.Того мы с нашими героями, сюжетами, открытиями о нацизме, геноциде, Нюрнберге миру малограмотный нужны. Рынок смыслов, заслуг, героев еще сложился. Идеологически, исторически, кинематографически, медийно, масскультно любое описано и каталогизировано. Русских в духе спасителей мира никто далеко не ждет.В США существует Аппарат Роберта Джексона — институция сообразно изучению и сохранению наследия Нюрнберга. Его Америса много лет делала настоящим супергероем, борцом после идеалы добра и справедливости. Отчего о нем знает весь сферы, а о нашем обвинителе, прокуроре Романе Руденко, безграмотный знаем часто и мы самочки. На запуске проекта ты да я радостно припали было к источнику, думая, по какой причине проделана классная работа и наша сестра сможем многое почерпнуть, отнюдь не копая сами. Многое уж сделано до нас. И сие верно. Работа проделана гигантская. Во (избежание Америки. Интересные материалы, немаленький архив, сведение звука и видео в единые треки, дающие соображение о происходящем в зале суда. Спервоначала отдельно снимали картинку и поштучно писали звук. И для получения современного эффекта съемки потребно соединять два источника в Вотан — воспоминания, фото, хронологию процесса. Какое схождение, а мы ведь решили уделывать рубрику “Хронотоп”, следуя следовать логикой процесса день ради днем.Нырнула вглубь американской исторической реальности. Решила малограмотный мелочиться и сразу пойти согласно ключевым точкам, одна изо главных — допрос Геринга Романом Руденко, кой позволил загнать нациста в раствор и вынудить его признаться в совершенных преступлениях. И почто же стоит в хронологии Центра Джексона в нынешний день? А ничего. Его просто ни духу, такого события. Идеальный как настройки. Не надо обманывать про историю, можно ее несложно забыть. И все — на зачищенном ото заслуг советских участников процесса пажить будут сиять только американские актив.Метод работает идеально и производит патриотов Америки с наших людей до этих пор, исправно и с превышением плана. А кто именно виноват? Ну уж как следует не американцы. Ведь сие мы не создали собственноличный аналогичный институт, не ведем его работу и неважный (=маловажный) выкладываем результаты на разных языках, без- учим студентов в России в материалах Нюрнбергского процесса — правоведов, переводчиков, историков. А они своих учат. И чужих учат. Манером) кто виноват, кроме нас самих? Победителей, которые с скромности решили не гнуть к себе на своих заслугах раз такое дело, и в 1945/46-м упустили прекрасную выполнимость не промолчать. Недостаточно занимаясь пропагандой своих побед и достижений, автор этих строк в итоге были вынуждены чувствовать на ложь, оскорбления и обвинения в местожительство советских солдат и полководцев. Возмещение того чтобы ставить памятники своим освободителям в Освенциме, я вынуждены защищать от надругательств тетка, что стоят на главных площадях европейских столиц. И безлюдный (=малолюдный) защитили.Русские не рассказывали о своем Нюрнберге отнюдь не только Западу и Востоку, так и самим себе. После завершения свида эту тему не безумно-то любила и советская официальная лозунг, по многим причинам. Может, потому, что трое нацистов были признаны невиновными и отпущены (а сие был удар по позиции Совок, хотя они были далее осуждены по другим процессам). Будто, потому, что тема огромных жертв — а то-то и есть в Нюрнберге обсуждался уровень и шкала насилия нацистов над советскими людьми — была болезненна и указывала бери цену Победы. Из 27 миллионов погибших большинством были маловыгодный воины, а мирные жители, отчего ставило неизбежные вопросы к руководящие круги. Почему допустили? Только неотлагательно, спустя столько лет содержание геноцида звучит уже без участия стеснений и экивоков, только немедленно вскрываются многие расстрельные рвы, открываются старые документы и заводятся новые уголовные картина о нацистах и их пособниках. Не откладывая, когда большинство из них сейчас ушли в мир иной и бичевать некого.Вопрос: ну а поэтому молчали? Возможно, потому, в чем дело? огромное количество пособников было получай территории Белоруссии и Украины, сие были советские граждане, тетя самые бандеровцы, которые с тех пор ведут войну с Россией. Мало-: неграмотный хотели бередить.Тема геноцида и участия в нем советских но граждан была болезненна и опасна (то) есть открытая рана — ее постарались вроде можно быстрее зашить наживую и безвыгодный отворять. Сосредоточившись на теме Победы, героев, защитников. Так без злодея нет героя. Вне зла величие подвига невтерпеж понять.Мы несколько разок слышали: а зачем вы рассказываете о нацистах, о плохих? Расскажите отпустило о героях. Но если имена злодеев — запрет, то кого победили тетя самые великие наши прародитель, наши гераклы и тесеи, которые в данное время в мраморе памятников в музеях другими словами на кладбищах? Без злодея отсутствует героя — и без героя отсутствует злодея.Для этого автор этих строк и вглядываемся близко в зло, для того чтоб ужаснуться ему, отпрянуть и удостовериться, что мы на правильной стороне. Держи нашей выставке в музее сии лица со списками их преступлений и страшными словами их последней присяги Гитлеру — нераскаявшиеся нюрнбергские преступники, казненные, хотя даже перед петлей сохранявшие любовь своей идеологии и своему вождю. Аккурат с такими убежденными злодеями пришлось вести войну нашим предкам. Как было сладить с ними, такими сильными, умными, жестокими, эдак искренне и технично ненавидящими нас и выстраивавшими идеальную машину нашего уничтожения? Маленький человек не смог, вся Старый континент полегла, а наши предки смогли.Восприять их величие, можно лишь только осознавая масштабы зла и без- щадя себя. Чтобы сообразить Победу, приходится входить в область огромной боли. А это еще риски, персональные. Почему взбрызгивание Дня Победы вызывает когда такое чувство протеста у юных? Благодаря чего что они видели единственно парад, но не видели кровавых рек, которые были остановлены победителями. Помимо боли нет избавления с невежества и цинизма. Рассказывать о Победе новым поколениям сейчас придется через историю маловыгодный только героев, но и жертв войны и виновников ее. Во так, по классике: угнетенная невинность, виновник, спаситель. По законам человеческой и медийной драматургии. И до сего времени делать честно.Почему а не делали раньше? А поначалу и незачем было. По умолчанию до сего времени знали, что такое рать. Победители — все были живы. Кому вразумлять? Трагедия только что завершилась. И чрез (год) ее финала — в Нюрнберге — нужно было разыгрывать комедию мирную жизнь. После ужасающей, без меры кровавой войны невозможно было быть в ударе о ее жертвах каждый период, иначе мира не построишь. (само собой) разумеется и кому говорить? Если тутти всё знали: и вернувшиеся с фронта, и тетка, кто был в тылу, и тетя, кто был в оккупации. В каждой семье свое болело. Прямо об этом не любили базарить фронтовики — болело. Не вследствие того, что стыдились Победы тож боевого пути, но благодаря тому что, что невозможно было вторично и говорить об этом. Нюрнберг но вытаскивает тему жертвы и боли. Действительно, так и не избытой накануне конца. И потому с этой темой больно сложно иметь дело.Малограмотный все выдерживали наш большенный редакционный поход. Личные дела, дела, новые ситуации — любая аут меняется по мере приближения к цели. Лад вообще меняет нас. Же иногда происходили и вовсе необъяснимые истории, когда-никогда мы не могли не дать воли внезапно возникшего недопонимания. Подводные камни и проблемы возникали на каждом шагу. Очень может быть, это не преувеличение — с темой нацизма получи личном уровне очень непросто иметь дело. Она токсична, возлюбленная опасна для многих аспектов жизни — страдают гигиея, карьеры, дружбы. Кое-какие доход мы до сих пор оплакиваем. Так наросли и новые друзья, помощники, союзники.Основа основ открытие, которое может привести в замешательство, но и вызвать желание невыгодный сдаваться: а ничего не закончилось. Дукс фашизма устроена невероятно предательски — о ней, с одной стороны, требуется напоминать чуть не по (что день, с другой стороны, ото частого напоминания зарастают цинизмом хлопалки. Тупик. И потому так комфортабельно идеологическим спекулянтам всех мастей бубнить (под нос): ой, ну сколько сейчас можно про эту вашу Победу — минуя 76 лет… К сожалению, можно столько, столько нужно. У этой темы ни духу времени в привычном понимании. Оно далеко не уходит, не утекает, приставки не- перестает. Как монахи читают вслед за мир свои молитвы неусыпно, таково и мы обязаны произносить, сдергивать, писать, думать о нацизме ежемгновенно, приговаривая его каждый дата к пожизненному — и без права помилования. Этак сложно и мучительно устроена сия работа.И каждый новый нахал и неонацист возникает там и коли так, где эта работа невыгодный сделана.Самое важное — егда сквозь пелену недоверия, усталости, равнодушия проглядывает легкий на ногу интерес людей. От нынешних молодых ребят надлежит куда больше интеллекта и душевных сил, для того чтобы понять, что такое Пик, продираясь через толщу равнодушных взрослых иль казенную неудачную пропаганду. И сие золотые дети. Я их видела, они снедать, значит, все не вхолостую.Закрыв проект, мы далеко не снимаем с себя обязательств — гляди что самое сложное. Запрещается проснуться на следующее утро потом Нюрнберга и забыть о нем. Автор этих строк же, собственно, именно сие хотели поведать миру, напомнив о главном событии в истории XX века. Днесь каждому участнику команды проекта с сим жить — обдумывая, какие нужно и только и можно делать шаги в мире, что обязан Победе и Нюрнбергу, однако предпочел об обязательствах предать забвению.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.